«Мы не могли киснуть, потому что должны были помогать людям»: врач-терапевт о работе в красной зоне
Многие знают о том, что больницы во время пандемии COVID-19 перепрофилировались и принимали больных коронавирусом. В одной из таких московских больниц врач-терапевт BestDoctor Дарья Челышева работала в самый разгар пандемии — с апреля по август 2020 года.
История
Почему я пошла работать в красную зону
Захватывающей истории, как я попала в коронавирусную больницу, не было. Я понимала, что каждый должен внести свой вклад в борьбу с вирусом. Невозможно было сидеть без дела — надо было помогать людям, кто чем может. Поэтому я просто пришла в департамент здравоохранения с документами и сказала, что хочу работать.

Когда началась пандемия, я заканчивала 6 курс первого меда им. Сеченова. У меня еще не было диплома, поэтому пошла работать медсестрой. Сейчас я врач-терапевт онлайн-консультаций в BestDoctor. Вместе с коллегами мы запустили COVID-линию. На эту линию попадают пациенты по вопросам о COVID-19. Врачи проводят консультации 7 дней в неделю, организуют медицинскую помощь, помогают советами.
Про работу в больнице
В каждой больнице, в которой лечат коронавирус, есть четкое разделение на чистую и красную зоны. Красная — тут лежат больные COVID-19, и тут есть риск заболеть. Чистая зона — безопасное от вируса отделение.

Больница, в которой я работала, функционировала как госпиталь для больных коронавирусом, но профиль отделений сохранялся. Я работала в кардиореанимации. Туда привозили и острых больных с сердечной патологией, и больных COVID-19.

Я приобрела важные практические навыки за время работы в красной зоне. Рук не хватало, поэтому многое приходилось осваивать на ходу. Меня научили брать артериальную кровь, ставить катетеры. Когда училась в университете, было больше теории — а тут реальная практика. Я прокачала стрессоустойчивость и научилась работать в экстренных ситуациях. Было физически и психологически сложно — ходить в СИЗ, в которых трудно дышать, в +35 градусов, и постоянно подвергаться риску заболеть.

с коллегой Алиной, апрель 2020
Однажды заболел коронавирусом один из лечащих врачей. Он отработал смену, зашел в ординаторскую с жуткой одышкой, снял маску и упал на диван. Он еле дышал. Мы отправили его в отделение на лечение, потом его перевели в другую больницу. Такие примеры горящих своим делом врачей давали огромную мотивацию. Мы не имели права киснуть в своих СИЗ — мы должны были помогать людям.
Психологическое давление испытывали не только медики, но и пациенты. Например, после месяца в кислородной маске совсем молодому парню казалось, что как только он  ее снимет, начнет задыхаться. Поэтому после выписки он купил себе домой кислородный концентратор.
Про самый тяжелый случай
На второй смене случилась ситуация, которая шокировала меня. Собираясь домой, я проходила мимо кровати пациента, а у него в этот момент случилась остановка сердца. Нужно было срочно его реанимировать. Мы делали сердечно-легочную реанимацию, интубировали. Но, к сожалению, не спасли. Этот случай заставил понять, что мы имеем дело с настоящими человеческими жизнями и нельзя расслабляться ни на минуту. Даже когда собрался уже отправиться домой.
Раньше на любой праздник мы желали здоровья человеку. Во время пандемии эти пожелания стали правда особенными.
Про общение с близкими
Почти никто из медицинского персонала не общался со своими семьями и друзьями в разгар пандемии. Моя мама поддерживала меня и готовила еду, а брат приносил ее и оставлял под дверью квартиры (я жила в отдельной квартире, но в одном подъезде с семьей). А виделись мы тогда только в онлайне.
Про участие в разработке лекарств
Врачи и ученые по всему миру мобилизовались для работы над вакцинами и терапией от коронавирусной инфекции. Я сама участвовала в клинических исследованиях лекарства фавипиравир. По результатом исследований стало известно, что этот препарат снижает выделение вируса человеком. То есть, если у двух совершенно одинаковых больных коронавирусом взять ПЦР-тест, тот, кто принимал фавипиравир покажет, что вирус не выделяется во внешнюю среду, раньше на 1−2 дня.
Про поддержку и взаимопомощь
Сейчас я понимаю, что хочу вернуться в красную зону работать именно врачом, потому что мы делали очень важное дело — помогали людям. И с коллегами мне повезло. Мы поддерживали друг друга, приносили вкусности на смену, и я даже встретила хорошего товарища Андрея. Мы общаемся до сих пор. Было сложно вынести психологически постоянный тонус и напряжение, работу в защитном костюме, маске. Я думаю, многие видели фото врачей с кровавыми подтеками после 12ти часовой смены в СИЗе. Все это выдержать мне помог неравнодушный коллектив.

с коллегой Андреем на перерыве, апрель 2020
Про возвращение в госпиталь
Жить в ощущении постоянного страха невозможно — организм и психика адаптируются к происходящему. Сейчас у меня нет страха. Я бы вернулась снова в «красную» зону, потому что работа в красной зоне — сумасшедший опыт.
Про рекомендации
Между временными российскими клиническими рекомендациями по профилактике и лечению коронавируса и зарубежными есть разночтения. Я больше ориентируюсь на рекомендации ВОЗ и Центров по контролю и профилактике заболеваний США (CDC).
Поделиться статьей
Подписаться на рассылку BestDoctor
Читайте также: